РУС. | УКР.

воскресенье, 29 мая
  • Лайм
  • Экономика
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
25.10
Бизнес

Спецпроект: Особенности национальной Конституции

Повышение тарифов на свет: кто зарабатывает на украинцах

Сколько от роста тарифов получат Ахметов и Григоришин

Сколько от роста тарифов получат Ахметов и Григоришин Повышение тарифов на электроэнергию позволит гидроэлектростанциям компенсировать низкий уровень воды в реках и обеспечит инвестиции Фото: Владислав Содель

Украинцы начинают чувствовать на себе, как правительство выполняет данные МВФ обещания относительно уравнивания цен на электроэнергию для населения и промышленности. С 1 марта стоимость электричества для домохозяйств выросла на 25%. Этот этап подорожания — уже третий. Еще через 6 месяцев тарифы на свет вновь будут пересмотрены. "Апостроф" разбирался, куда пойдут деньги от повышения тарифов и почему одни производители электроэнергии получат больше, а другие — меньше.

Государство продолжает планомерно повышать тарифы на электроэнергию для жителей Украины. Госрегулятор — Нацкомиссия Украины, осуществляющая госрегулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) — поясняет повышение необходимостью сравнять цены для населения и промышленности, чтобы в результате уйти от практики перекрестного субсидирования, при котором неравномерность тарифов создает благодатную почву для коррупции (когда поставщики продают предприятиям более дешевое электричество, предназначенное для населения, а разницу кладут себе в карман). Настаивает на повышении тарифов и Международный валютный фонд. В результате тарифы в Украине планируют поднимать еще дважды: на 25% 1 сентября текущего и 1 марта 2017 года.

Если для потребителей стоимость электричества растет пропорционально, то для самих производителей электростанций, ситуация другая. Уровень роста тарифов для разных производителей определяется НКРЭКУ. И этот рост для разных типов генерации, и даже разных производителей в рамках одного типа, распределяется очень неравномерно. Такая дифференциация вызвана объективными условиями. Но также очень часто лоббистскими усилиями производителей электроэнергии.

"Ничего общего с прозрачным, адекватным и оправданным распределением финансов действия нацрегулятора как не имели, так и не имеют", считает эксперт Центра исследований энергетики Александр Харченко.

Какие же факторы повлияли на уровень роста тарифов, как объясняется необходимость повысить стоимость своей электроэнергии сами электростанции и насколько эти тарифы вырастут для каждого типа генерации?

Повышение для ПАТ "Укргидроэнерго", эксплуатирующей мощнейшие ГЭС и ГАЭС в Украине, имеет целью компенсировать низкий уровень воды в реках и обеспечить инвестиционную программу.

Для НЭК "Укрэнерго", в ведении которой находится контроль за Объединенной энергосистемой Украины, повышение также связано с выполнением инвестиционной программы, в частности, с закупкой трансформаторов производства "Запорожтрансформатор" у российского бизнесмена Константина Григоришина (бизнес-партнера Петра Порошенко и Владимира Демчишина).

Для теплоэлектростанций тарифы выросли незначительно, что связано, скорее, с политическими факторами, нежели с экономическим обоснованием. Собственники частных ТЭС (такие например, как Ринат Ахметов, Игорь Гуменюк) находятся в напряженных отношениях с властью. А государственная "Центрэнерго" в последнее время интенсивно наращивает убыточность. Хотя в 2016 году ожидается приватизация объекта.

Тарифы для "зеленой" энергетики (солнечных и ветроэлектростанций) утверждены специальным законами и привязаны к курсу евро. Этим и объясняется их высокий уровень. Генераторы электричества из возобновляемых источников (ВИЭ) за кВт/ч получают в 10 раз больше, чем атомщики. В этом нет рыночного смысла, а высокие тарифы для зеленой энергетики, скорее, следствие лоббизма. Кроме того, зеленая электроэнергия по большому счету рынку просто не нужна. Основные мощности ВИЭ находятся на юге Украины. А после отключения Крыма от украинской энергосистемы, в регионе и так профицит энергии, из-за которого диспетчеры ограничивают производство дешевой электроэнергии на ТЭС и АЭС.

Крайне низкий тариф для атомщиков связан как с объективными, так и субъективными факторами. Стоимость произведенной на АЭС электроэнергии невысока. Но это верно, только если смотреть на проблему изолированно, оценивая стоимость электроэнергии как производную от цены топлива. В реальности же "Энергоатому" нужны серьезные средства для финансирования инвестиционных программ. Речь идет о модернизации блоков АЭС, проектный срок эксплуатации большинства из которых, построенных в советские времена, в ближайшее время заканчивается. Также значительных средств требуют мероприятия по решению проблемы отработанного ядерного топлива. Поэтому низкий тариф в недостаточной мере обеспечивает потребности атомной энергетики. Кроме того, влияет на ситуацию и субъективный фактор далеко не лучшие отношения между главой Минэнергоугля Владимиром Демчишиным и главой "Энергоатома" Юрием Недашковским.

В целом очевидно, что регулирование на энергетическом рынке бесконечно далеко от принципов объективности и свободной конкуренции. Заработок производителей скорее зависит от лоббистских усилий, чем от рыночной модели.

"Тарифы формируются непрозрачно и мотивация тех или иных действий регулятора недостаточно раскрывается. На практике, в результате возникает абсолютно коррупционная ситуация. Начиная от неравномерного, и часто неоправданного, роста тарифов по разным видам генерации, и заканчивая совершенно различной тарифной политикой в отношении различных компаний в рамках одной подотрасли, подчеркнул эксперт Центра исследований энергетики Александр Харченко. Лучшей иллюстрацией являются тарифы на транспортировку электроэнергии для областных распределительных компаний. При Януковиче все было (преференции в тарифной политике, "Апостроф") для ДТЭК, а теперь все для "Энергетического стандарта" (компания Константина Григоришина, – "Апостроф").

Читайте также

Европа предлагает не спешить с реформой "Нафтогаза"

Секретариат Европейского энергетического сообщества предлагает выделить оператора газотранспортной системы Украины в отдельную структуру, но после решения спора в Стокгольме