РУС. | УКР.

пятница, 1 июля
  • Лайм
  • Экономика
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
24.83
Политика

Спецпроект: Особенности национальной Конституции

Вероятность появления "Януковича 2.0" в Украине очень высока, - Константин Боровой

Российский политик считает, что в обществе назревает потребность в еще одном Майдане

Российский политик считает, что в обществе назревает потребность в еще одном Майдане Российский оппозиционный политик Константин Боровой Фото: flickr/Sergei Stepanov

Известный российский оппозиционный политик, лидер партии "Западный выбор" КОНСТАНТИН БОРОВОЙ на прошлой неделе побывал в Киеве, чтобы пообщаться с представителями украинской власти и гражданскими активистами. "Апостроф" встретился с российским оппозиционером и поинтересовался, как он оценивает успехи нынешней украинской власти, что он думает о войне на Донбассе, а также о том, какие настроения сейчас у россиян в связи с усилением экономического кризиса. По мнению Борового, в украинском обществе снова назревает потребность в Майдане, поскольку структура украинской власти устарела и все больше напоминает времена Януковича.

- Так получилось, что ваш приезд в Киев совпал по времени с событиями, о которых российские СМИ сразу же назвали "третьим Майданом". По вашему мнению, может ли сейчас украинское общество выйти на "новый Майдан"?

- Конечно, то, что мы видели (события 20-21 февраля в Киеве, - "Апостроф"), - это во многом провокация. Но, безусловно, в украинском обществе сейчас назревает потребность в том, чтобы еще раз организоваться и выйти на Майдан. Потому что многие всерьез недовольны властью. Ее структура сейчас очень не оптимальна.

- Что вы имеете в виду?

- Она устарела. Ситуация все больше напоминает период Януковича, когда власть была связана с крупными предпринимателями или олигархами, которые осуществляли тотальный контроль над всеми политическими процессами. Такой же она осталась и на сегодняшний день.

- Но не только ведь олигархические группы оказывают негативное влияние на украинскую власть.

- Не только, но это влияние очень сильно. И последнее голосование относительно отставки (голосование за вотум недоверия правительству Арсения Яценюка, - "Апостроф") еще раз подтвердило, что решения принимают не политики либо политические партии, а кукловоды. Это очень плохо. Это значит, что ситуация может откатиться назад. И вероятность появления "Януковича.2.0" очень высока. Арсений Яценюк за эти два года вообще ничего не сделал - с коррупцией не боролся, реформы не проводил. Попытались из него что-то выдавить, чтобы выяснить, что он сделал. Но он какие-то совершенно детские аргументы приводил. Поэтому я считаю, что потребность общества в новом Майдане все же есть.

- То есть вы считаете, что постреволюционные политики, в своем большинстве, показали не очень высокую эффективность. Есть ли им замена?

- Пока я нахожусь в Киеве, мне удалось пообщаться с очень многими представителями гражданского общества, например, "Майдана иностранных дел". И сложилось впечатление, что они слабо подготовлены. Вот, например, я их уговаривал поддержать крымскую блокаду. А они: "Мы осторожно себя ведем". А чего осторожничать-то? Блокаду грузовиков начали. Хорошо. Так надо было додавить. Но нет. Государство это все остановило. А ведь какую гадость России можно было сделать...

- Чем, по вашему мнению, вызвано такое поведение?

- Даже не знаю. Мне кажется, проблема в том, что все хотят быть властью и ведут себя уже как власть. Но очень осторожно и взвешенно. Это странное поведение. Особенно в сегодняшних условиях. Я встречался с инициативной группой по налогам. И тоже: "вот здесь давайте чуть-чуть подправим". Но нужны ведь какие-то радикальные меры, чтобы что-то изменить. "Нет, мы не такие радикалы, мы осторожные…"

- Эта же осторожность, по-вашему, мешает и в разрешении конфликта на Донбассе?

- Кстати, да. И в вопросе Крыма это тоже очень ощущается. Вот блокаду сняли - и я думаю, что это связано с коммерческими интересами. Им ведь это выгодно - идет товарооборот, они зарабатывают. Пусть немного, но главное, что не теряют. К тому же они финансируют политическую систему. Это именно то, в чем прав Саакашвили, — сращивание. И это очень опасно, и чем это кончится, даже не знаю.

- Получается, что такой формат более чем выгоден России…

- Совершенно верно. И менять ничего не нужно.

- То есть возобновления боевых действий со стороны России ожидать не стоит?

- Путин добился своего. Для него это точка нестабильности. И это может его устраивать. Нет необходимости возобновлять какие-то военные действия. Но с другой стороны, ему, конечно, не хватает событий и агрессивности. "Оборонную психологию" нужно постоянно поддерживать, чтобы народ там волновался, чтобы видел, что война с "фашистами" ведется.

- В интересах ли Путина "замороженный конфликт" на Донбассе?

- Вы знаете, мне уже кажется, что такой сценарий больше устраивает Украину - как в отношении Крыма, так и в отношении Донбасса.

- Вы имеете в виду руководство страны или же население?

- Не знаю, может быть и население. Понимаете, нет борьбы, нет гражданской инициативы. Вот она проявилась в блокаде, но это сделали крымские татары, они этого хотели, и они этого добились. Остальных все устраивает, в том числе и Петра Порошенко, и Верховную Раду.

- Вы вспомнили сегодня о российской "оборонной психологии" и нехватке событий для ее поддержания. Сирийская компания может заполнить этот вакуум?

- "Оборонной психологии", или как говорят еще "оборонному настроению", нужны вспышки. Но сирийская компания сейчас очень близка к проигрышу. Там уже остановились военные действия. И не потому, что они успешны, а потому, что там и окружения начались, и перемирия. И закончиться там может всем, чем угодно. Насколько я понимаю, это сейчас очень волнует Путина.

- Что же дальше? Продолжать разжигать конфликт в Турции? Уже сейчас видно, что военные действия в Сирии смещаются постепенно к турецкой границе.

- Я думаю, Путин побоится. Слишком велик риск. Там у него все-таки мало вооружений, самолетов и еще меньше отрядов. Не думаю, что он захочет ввязываться в серьезный конфликт в Сирии. Это опасно.

- Но Путин ведь как действовал раньше? Шантажом, провокациями... Почему бы и здесь не повторить?

- Раньше в этом была необходимость. А НАТО в общем-то предпочитает занимать осторожную позицию. Там, где можно не конфликтовать, они стараются этого не делать. Вы же понимаете, что НАТО - это очень условная коалиция или организация. В ней состоят западные государства, которые всегда выступают за дипломатическое разрешение ситуации. Например, если есть возможность не выполнять защитные функции в отношении Украины, вот они их и не выполняют.

- На этих выходных была годовщина со дня убийства Бориса Немцова. В течение этого года были найдены только исполнители этого преступления?

- Чеченцы. И, судя по тому, как была убита Аня Политковская, вероятно, что и след один и тот же. Так что Кадыров (глава Чечни Рамзан Кадыров, - "Апостроф") также имел к этому отношение.

- Кстати о Кадырове. Соратник Бориса Немцова Илья Яшин недавно опубликовал целый доклад о преступной деятельности Кадырова. Как считаете, в чем состоит интерес Владимира Путина в этом человеке?

- Кадыров решает защитные функции для Путина. Он повышает свой рейтинг и в каком-то смысле конкурирует с силовиками за место возле Путина. Ведь сейчас (в России, - "Апостроф") диванные партии соперничают не за идею, а за место, поближе к Путину. Они конкурируют за очень большие деньги. И Кадыров в этом смысле - очень дорогой проект. В какой-то степени ему даже хочется посочувствовать. Потому что, когда финансирование закончится, ему придется оттуда смываться. Он там сидит пока только потому, что кланам дает деньги, чтобы те не боролись с ним. И это всех устраивает.

- А при каких условиях может закончиться финансирование "проекта Кадыров"?

- Когда деньги закончатся.

- И на сколько их хватит?

- Денег по всем расчетам больше, чем на год, не хватит. Все эти резервные фонды, низкая стоимость нефти - это все очень ударило по бюджету. И предпосылок к улучшению нет. Это значит, что перспективы у Кадырова очень плохи.

- И что, по-вашему, с ним будет дальше?

- Мне кажется, что его ждет та же участь, что и Муамарра Каддафи. Сам виноват. Он настроил против себя всю Чечню, и его терпели только потому, что деньги были. А когда деньги закончатся, кому он нужен будет? Не умный и не перспективный. Ну, остановил военные действия, но какой ценой? Ценой того, что Чечня стала полноценной колонией, спокойствие в которой удерживается войсками. Его не любят. И судьба его незавидна.

- А что будет с самой Чечней после ухода Кадырова?

- Независимость. Наибольшая вероятность, что там повысится влияние радикальных группировок, которые и сейчас имеют очень большой вес. Но в целом перспективы там плохи. Сейчас там уже появляются представители Аль-Каиды, значит, в скором времени будут и представители ИГ. Очень большое количество вооружений. И это вызывает немалую опасность. Причем не только для пятой колонны в России. Они будут пытаться захватывать власть, возможно, даже в Украине. По крайней мере, угрозы со стороны Кадырова насчет этого звучали, и много раз.

- Касательно "пятой колонны", о которой вы только что вспомнили. Как-то очень активно начала российская власть гонения на либералов. Почему именно сейчас?

- Не думаю, что "пятая колонна" очень опасна при нынешней системе безопасности. Но людей все равно сажают. Потому что надо напугать всех остальных. Показать, как они могут. Потому что очень многие распустились, особенно в регионах. Могут даже Путина ругать в Фейсбуке, представляете?

- Ужас какой...

- Да, поэтому это пока скорее воспитательные меры, чем подготовка к чему-то большему.

- А как общество это воспринимает? Считает, что власть пытается что-то от них утаить?

- Не думаю. Такие ощущения в обществе лучше подкрепляются экономическими факторами. Самый сильный антипутинский плакат сейчас - это ценники. Люди приходят в магазины, ужасаются, и у них появляются всякие нехорошие мысли о том, что все-таки что-то идет не так. Боятся, пытаются быть лояльными, но понимают, что все плохо. Хотя по всем рейтингам Путин сейчас на коне.

Читайте также

Андрей Парубий: Депутатами Верховной Рады управлять невозможно

Андрей Парубий считает, что декоммунизация, обращение ко Вселенскому патриарху или увеличение украинских квот на радио стратегически более важніми решениями, чем назначение правительства или отдельніх министров.

Для того, чтобы Украина стала членом НАТО, нужно от пяти до десяти лет

Вице-президент Парламентской ассамлеи НАТО Паоло Алли, считает, что Украине понадобится от пяти до десяти лет для того, чтобы стать членом Североатлантического альянса

Главное достижение Собора на Крите в том, что он вообще состоялся

Для положительного решения о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви может быть достаточно соответствующего указа Вселенского патриарха Варфоломея I